живи без долгов

Почему сносят киоски в москве

Почему мэрия решила снова избавиться от киосков?

Три года назад число киосков в городе сократилось в три раза, все они стали выглядеть одинаково и вроде бы прилично. Однако на днях стало известно, что мэрия снова собирается снести и заменить все киоски в городе.

Оглавление:

«Афиша–Город» выяснила, зачем мэрия опять развязывает войну с уличной торговлей.

Пять быстрых фактов об уличной торговле в Москве

7700 торговых павильонов и киосков

насчитывалось в Москве летом 2014 года. При Лужкове их число достигало, только по официальным данным, 22 тысяч

От 300 тысяч до 1 миллиона рублей

стоит один оборудованный киоск

От 400 до 500 тысяч рублей

средняя выручка стандартного киоска в месяц

требовалось властям в 2012 году на снос каждого киоска

был стандартный срок действия договоров аренды на места для киосков по правилам, принятым в 2012 году. В этом году все договоры истекают

Что опять случилось?

На прошлой неделе стало известно, что мэрия не собирается продлевать договоры аренды владельцам всех киосков и торговых павильонов в Москве — притом что в 2012 году всех владельцев киосков обязали закупить новые типовые павильоны, разработанные специалистами Москомархитектуры. Власти собираются провести очередную реформу уличной торговли. Одно из главных изменений, запланированных реформой, в том, чтобы сдавать не участки земли, как было раньше, а готовые торговые объекты. В этот раз у всех киосков будет один владелец — город, а предпринимателям предложат брать торговые объекты в аренду. Арендаторов будут определять путем прямого конкурса с Департаментом имущества. Цель таких преобразований — вытеснить бизнесменов, которые сдают землю в субаренду.

Как рассказал РБК глава Департамента торговли и услуг Алексей Немерюк, по опыту реформы 2012 года стало понятно, что предприниматели всегда экономят на киосках. В результате самые дешевые ларьки, как утверждается, быстро пришли в негодность и перестали оправдывать свои гордые названия стандартов ( «Классика» , «Модерн» и так далее). Поэтому в этот раз власти решили сами изготовить торговые павильоны. Разыгрывать право аренды павильонов будут через прямые конкурсы с городом. Какие будут условия для участия в конкурсе и большая ли будет аренда киоска, пока чиновники не рассказывают. В результате предприниматели разделились на два лагеря. Одни считают, что нынешняя реформа — первый крупный шаг по созданию цивилизованной уличной торговли. Другие воспринимают ее как способ разорения независимых предпринимателей и способом сетевиков захватить уличную еду.

По сути, типовые павильоны, закупленные бизнесменами в 2012 году, отправляются на мусорку, а предпринимателям придется заново бороться за право вести торговлю на городских улицах.

Зачем Москве очередная реформа киосков?

«Рынок киосков и рынок павильонов — это разные вещи. Павильоны оформлялись в аренду в 90-е годы, и все это время их арендаторы платили городу копейки. При этом бизнесмены пересдавали помещения субарендаторам за очень большие деньги. Эти договоры аренды земли уже давно закончились. Поэтому сейчас мэрия задумалась, по какому праву деньги от аренды идут не в городскую казну, а предпринимателям. В результате было решено не продлевать эти договоры. Это же городская земля, а получается так, что доход с нее получает условный дядя Ваня, который 20 лет назад подсуетился и арендовал себе кусок земли, например на Цветном бульваре. До кризиса павильон в 20 квадратных метров сдавали по 200–300 тысяч рублей в месяц, вот и представьте, сколько за 20 лет дядя Ваня заработал. Только городу от его бизнеса мало что досталось.

О том, что договоры продлевать не будут и павильоны эти будут постепенно сносить, говорили еще три года назад, когда Собянин начал наводить порядок в уличной торговле. Поэтому нынешние закрытия ­не новость. Они идут последние три года. Проблема в том, что некоторые собственники павильонов предусмотрели давно такой расклад, поэтому сразу оформили договоры на 50–60 лет вперед. С ними, к сожалению, уже ничего не поделать. Еще одна причина сноса павильонов в том, что большинство из этих построек появились в 90-е, эти проекты устарели. Кроме того, мало кто их содержал в надлежащем состоянии. У города же есть свое видение, как должна выглядеть мелкая розница.

Раньше вместо киосков были тонары ­— палатки на колесах. Первой компанией, которая начала их ставить, была «Стардогс». Да и мой «Теремок» сначала работал на тонарах. К 2007 году ситуация достигла абсурда: каждая площадь была забита буквально до отказа этими тонарами. Причем в большинстве этих киосков творились бардак и антисанитария: сами тонары грязные, продавцы не соблюдали правила гигиены.

После отставки Лужкова все тонары позакрывали, и власти поставили задачу разработать новый тип киосков для уличной торговли. Я написал тогда письмо Собянину с предложением о том, как привести уличную торговлю в порядок: с прямыми конкурсами и типовыми киосками. Сделали ровно так, как я писал. Но суть не в том, что я это придумал, а просто идея на поверхности лежала.

Делали все второпях, поэтому тогдашние киоски получились не самыми удачными (говорят, их автора из Москомархитектуры даже уволили), да и конкурсы прошли не так гладко, были случаи рейдерства. Тогда со всеми предпринимателями заключили договоры на три года. Это оптимальный срок для малого бизнеса: за это время можно было окупить киоск и заработать каких-то денег. Для сравнения — мелкая розница обычно окупается за 6–12 месяцев. Все предприниматели прекрасно знали, что договоры только на три года. Киоски, которые покупали три года назад, сносить никто не собирается: это собственность, владельцы могут их установить в Подмосковье, продать в другой город или сдать в металлолом — они легко транспортируются эвакуатором. Сейчас мэрия разработала новые киоски: лучше, симпатичнее.

Вся бывшая система уличной торговли прогнила изнутри. Знаете, когда я запускал «Теремок», то мне сильно помог замглавы управы «Аэропорт». Он сказал, мол, вставай на площади, покажи остальным арендаторам, как прилично может выглядеть тонар. А через год, когда он начал бороться с киосками у метро, его избили до смерти. Поэтому защищали уличную торговлю зря, она должна быть реформирована».

Кто выступает против?

«Я думаю, что это не совсем правильная и уж точно несвоевременная инициатива. Объекты разместили только три года назад, они были все новые, причем обновлялись за счет предпринимателей. А сейчас это предстоит проделать снова. Мы не понимаем, что будет дальше. Нам не говорят, будет что-то вместо этих киосков или нет. То, что происходит, — уничтожение действующего бизнеса.

Во-вторых, все эти объекты устанавливали по стандартам, которые выдвинул город: киоски разработала Москомархитектура. В-третьих, я не понимаю идеи установить их за счет бюджета. Если усредненно брать, на это уйдет три-четыре миллиарда рублей. Совсем недавно же правительство Москвы говорило, что денег нет, поэтому собираются ввести дополнительные торговые сборы. Это были скандальные поправки в налоговый кодекс. Непонятно, зачем в разгар кризиса городу тратить такие огромные деньги.

Кроме того, я слышал про их идею «укрупнения бизнеса», то есть вместо пяти палаток с хлебом в районе, будут строить один магазин. Если так, то мелкие предприниматели могут вообще остаться ни с чем. Хотя бы поэтому категорически возражаю против реформы».

Так что, интересной уличной еде пришел конец?

«Один киоск — это не бизнес. Доходность у него, относительно даже самого простого ресторана, крошечная. Поэтому открывать одну точку с уличной едой в любом случае невыгодно. Рестораторам выгодно либо сразу делать сеть, либо делать это в качестве развлечения. Например, «Гинза» может любопытства ради открыть киоск с уличной едой. Дохода она будет приносить немного, но как идея — почему нет.

Пока не известны условия тендеров, говорить не о чем. Самый важный момент — это тарифы на аренду киосков и заградительные условия (например, чтобы у бизнеса был определенный оборот). Поставят высокий порог — и все маленькие компании сразу отпадут, оставив место только сетевикам вроде «Крошки-картошки». Небольшие участники рынка, в принципе, даже при лояльных условиях вряд ли смогут участвовать во всем этом. Плюс мне до сих пор непонятен уровень легализации большинства начинающих проектов. Если у них не все с этим в порядке, то о государственных конкурсах и речи быть не может. Во-вторых, опять же, доходность.

Бизнес в России в целом «серый», в том числе ресторанный, который считается молодым. Если выводить его из тени такими способами, то говорить о его развитии бессмысленно — тут будет скорее коллапс.

Что касается нашего вагончика «Дары природы», то он просто исчерпал себя. Его надо было либо активно начать развивать, либо оставить. Мы решили оставить его и посвятить себя нашим остальным проектам».

Что мешает уличной торговле в Москве стать классной и приносить прибыль городу одновременно?

«Как я понимаю, в 90-е все места для киосков уходили через префектуру «по своим». Команда Собянина начала искать концы этого безобразия и нашла вполне логичное решение: по истечении сроков договоров не продлевать аренду. Это вполне нормальная практика, только так можно привести все в порядок.

Меня смущает в этой истории только момент с тем, что три года назад предпринимателей вынудили купить эти типовые киоски, а теперь от них надо избавляться. В целом, мне кажется, сейчас хорошая возможность привести в порядок уличную торговлю и допустить к ней порядочных арендаторов.

Тут главная проблема не в том, что молодым энтуазиастам, желающим открыть свою точку, придется участвовать в тендерах, а немного в другом. Вся эта тендерная система очень запутанная и непонятная. В ней нужно разбираться. Было бы здорово, если бы Департамент торговли разместил у себя на сайте подробную схему того, как это работает. Например, присмотрел ты киоск на Пушкинской — и как тебе быть? Кому писать? Когда проходят эти тендеры? Стала бы эта схема более понятной, достойных участников было бы больше. А сейчас мы слышим только мутные истории про «Пян-се», которые поверили арендодателям, что им продлят аренду киоска, а также про аренду палатки за рублей в Текстильщиках.

«Местная еда» работает в основном с суперновичками. Для того чтобы стать бизнесменом, надо очень много работать. Не все наши участники, конечно, смогли бы работать в уличной торговле. Не потому, что они бы, скажем, не могли выдавать по 200 порций в день, а просто потому, что у них большие организационные проблемы. Не всем удается работать в прибыль. Но могу точно сказать, что адекватных и классных новичков становится все больше. Я часто вижу на маркетах более продвинутых, активных и приятных участников-энтузиастов, чем рестораторов. У нас в России в целом уровень предпринимательства достаточно низкий, поэтому делить его на начинающих и нет — странно».

Источник: http://daily.afisha.ru/archive/gorod/changes/pochemu-meriya-reshila-snova-izbavitsya-ot-kioskov/

Почему сносят легальные ларьки?

В последнее время в столице стремительно уменьшается число павильонов мелкорозничной торговли и ларьков. Их демонтируют буквально на глазах — там где еще вчера был «бокс» с полезными мелочами типа воды, шоколадок или хлебобулочных изделий, сегодня лежит груда непригодных для использования стройматериалов. Уютные маленькие кафе, продуктовые магазины превратились в мертвые конструкции с опечатанными дверями и зияющими дырами вместо окон.

Вы верно думаете, что демонтаж таких сооружений во всех случаях соблюдается по закону, а намерения местных властей непременно благие — оставить серьезные торговые точки, не размениваясь на мелочевку. Однако эти догадки не всегда соответствуют истине.

Ко мне с тревожными сигналами на данную тему обратились представители малого бизнеса. Людей этих знаю я лично, либо мы встречались посредством мероприятий для представителей малого предпринимательства, организованных при моем участии. Проблемы и вопросы малого бизнеса волнуют меня не менее самих предпринимателей, поэтому не могу не отреагировать. Тем более, что тревога в рядах бизнесменов нарастает. » Реформы в сфере мелкорозничной торговли нужны, но они должны проходить цивилизованно и не нарушать права собственника», — говорят в один голос озабоченные положением вещей предприниматели, и я с ними в этом вопросе солидарен.

Проблема заключается в том, что под массовый снос торговых площадок попали и те, кого по всем правилам, не должны были трогать вовсе — это з аконопослушные бизнесмены, инвестировавшие личные средства в развитие сектора, создавшие рабочие места, многие годы честно работавшие на благо города. Они исправно платят налоги и выступают с инициативами развития этого сектора предпринимательства. В общем, порядочные граждане.

Предприниматели, помимо личных заявлений, составили текст обращения к Председателю Московской Городской Думы В.М. Платонову и Мэру Москвы С.С. Собянину . В обращении они подробно разъясняют, что происходит с так называемым «торговыми павильонами», которые, согласно букве закона имеют — теперь уже имелИ — право на существование на территории Москвы. Я приведу некоторые ключевые моменты этого обращения:

Мы вынуждены обратиться за помощью, фактически – неотложной, поскольку некоторые меры, принимаемые Департаментом торговли, префектурами округов для «упорядочивания мелкорозничной торговли» не до конца продуманы, фактически идут во вред городу, его жителям, могут привести к трагическим последствиям.

Постановлением Правительства Москвы от 03.02.2011 № 26-ПП кардинально изменен существовавший до этого порядок выделения земельных участков под некапитальные торговые объекты, отменены договоры аренды земли, содержащие условие о преимущественном праве арендаторов на использование земли после окончания оговоренного в договоре срока, стационарные объекты, перемещение которых в принципе невозможно без нанесения ущерба их назначению, необоснованно названы нестационарными, не продлены ранее выданные разрешения на размещение практически новых мобильных объектов торговли, приобретенных предпринимателям и в конце 2010 г. Запланировано под снос более 7000 объектов большая часть из которых уже снесена.

Сохранение объекта стало возможно только при условии включения его префектурами в Схему размещения нестационарных торговых объектов. При этом введены новые критерии, не действовавшие на момент строительства и/или установки объектов, использование которых фактически отдано на усмотрение префекта. В результате, наряду с «самостроем», полностью «нелегальными» объектами, не платящими налогов, управляемыми в большинстве своем даже и не гражданами РФ, к «незаконными» причислены и законно установленные ранее объекты москвичей, в том числе большой площади (и более кв.м.), выполненные по утвержденным Москомархитектур ой проектам.

2 ноября 2012 года Правительством Москвы выпущено постановление «Об утверждении Положения о взаимодействии органов исполнительной власти города Москвы при организации работы по освобождению земельных участков от незаконно размещенных на них объектов, не являющихся объектами капитального строительства, в том числе осуществлению демонтажа и (или) перемещения таких объектов» №614-ПП. Согласно данному постановлению под угрозой сноса находится еще 2593 объекта.

С выпуском ППМ 614-ПП от 02.11.2012 такие предприниматели фактически лишены права на судебную защиту. Объекты, рассмотрение судебных споров по которым уже назначено на начало 2013 года, все равно включены в Приложение № 2 к этому нормативному акту, как подлежащие сносу («демонтажу» с нанесением ущерба их назначению) до конца 2012 года. И этот снос уже идет.

По новым правилам места под торговлю разыгрываются на аукционах. Но прежний 50-метровый объект стоимостью в миллионы рублей (цена московской квартиры) нельзя перенести на новое восьмиметровое место, разыгрываемое на аукционе. Неужели только ломать? Если нельзя оставить законно установленный ранее объект на прежнем месте, почему не подобрать другое место? В Москве огромный дефицит торговых площадей.

Главное требование предпринимателей — приостановить снос законно установленных ранее объектов, в том числе тех из перечисленных в Приложении № 2 к ППМ 614-ПП от 02.11.2012, судебные решения по которым не вынесены, не вступили в законную силу или еще не исполнены (мировое соглашение возможно на любой из этих стадий), отделить их от действительно незаконного «самостроя» теневиков-нелега лов.

Мне прислали конкретные истории с фото, подтверждающие факты незаконного сноса.

История 1. Торговый павильон ООО «КЛАССИК-ТРАНС»

На Проспекте Мира, в районе с недостаточной обеспеченностью торговыми точками, был размещен магазин «Продукты» площадью 20 кв.м . Выполнен он был, кстати, по проекту, утвержденному Худсоветом Москомархитектур ы , то есть в соответствии с нормами. Выглядел как все новые торговые объекты, утвержденные мэрией. Размещение этого объекта базировалось на основании договора аренды земли, возобновленный на неопределенный срок. Департамент земельных ресурсов (ДЗР) «отказался» от этого договора со ссылкой на ст.610 ГК РФ, не называя никаких причин, без ссылок на какие-либо решения . Сослались на то, что объект не включен в т.н. «Схему размещения» (близко к дому), хотя на момент установки действовало правило, что объекты площадью до 20 кв.м вкл. можно так располагать . Просьбы применить предварительные компенсационные меры (предоставить другое место для перевода бизнеса и т.п.) квалифицировалис ь префектурой СВАО как «вмешательство в деятельность исполнительных органов власти». В итоге было принято решение о ликвидации объекта.

Разрешение на снос выглядит так:

В реальности магазин выглядел совсем иначе:

Исход: снесен бригадой таджиков под приглядом полиции и под руководством сотрудником управы Алексеевского района без официального уведомления организации-собс твенника (вырезана дверь, оборудование и т.п. выброшено на улицу) . Демонтаж («с нанесением ущерба назначению объекта») велся в значительной мере в подогнанный мусорный контейнер .

На фото видна гора хлама, оставшаяся после такого «демонтажа» .

Восстановлению не подлежит.

История 2. ИП Хайкин

На том же Проспекте мира располагалось небольшое кафе, рядом — торговый павильон «Продукты». Общая площадь 70 кв.м . Выполнен объект был по согласованному Москомархитектур ой проекту, расположен в отведенном префектурой месте, стоял на основании договора аренды земли, от которого ДЗР отказался «во исполнение ПМ 26-ПП» . В «Схему размещения» объект, как и предыдущий не внесли .

27.11.2012 в объект занесли уведомление, подписанное главой управы Андреевым Б.В. с предложением прекратить деятельность и демонтировать объект за 1 (ОДИН) день — 28.11.2012, что, учитывая его габариты, явно невыполнимое требование. В противном случае пригрозили, что управа снесет его самостоятельно .

29.11.2012 такой принудительный снос управовскими таджиками начался под защитой местного участкового, который на вопрос: «понимает ли он, что творится беззаконие» отвечал: «понимаю», а на просьбу «принять меры к прекращению», ухмыляясь, говорил: «а они меня не слушают!»

Исход: бригада из 10 человек с техникой за 2 дня успела только кое-где побить стекла и ободрать объект, сняв дорогостоящие панели. Что-то увезли, что не успели — бросили на ночь, остальное растащили прохожие .

Объект просто изувечили, дав понять, что он больше не функционирует. Теперь павильон будут доламывать, так как пары дней на его демонтаж не хватило. Владельцу же предлагали все это сделать за 1 день.

«Типичный рейдерский захват годами раскручиваемого места « — жалуется пострадавший предприниматель.

В обеих историях уже составлены обращения в прокуратуру. Бизнес, как видим, либо придется закрыть вовсе, либо начинать с нуля. Но это лишь два примера того, что происходит повсеместно и порой у нас на глазах.

Текст обращения предпринимателей призывает немедленно вмешаться городским властям в сложившуюся ситуацию, и я со своей стороны постараюсь донести до общественности факт незаконного обращения с честным бизнесом. Обращение заканчивается так:

Мы предлагаем создать рабочую группу с участием депутатов Московской городской Думы и действующих предпринима​теле й для выработки взаимоприемлемог о решения в интересах всего города, «жителями которого мы, московские предприниматели, тоже являемся». «Опора России» интересов малого бизнеса не выражает, поскольку состоит из представителей среднего и крупного бизнеса, и, вероятно, не имеет экспертов по проблемам малого бизнеса и мелкорозничной торговли из некапитальных объектов.

Мы согласны, что реформы в сфере мелкорозничной торговли нужны, но они должны проходить цивилизованно и не нарушать права собственника. Только в этом случае они не вызовут нежелательного социального напряжения. В основе цивилизованного бизнеса должны лежать цивилизованные реформы.

Я полностью поддерживаю стремления малых бизнесменов отстаивать свое право на честную предпринимательскую деятельность. Прошу не путать с теми, чьи площадки снесли на законных основаниях, а также теми, кто занимается нечистоплотным бизнесом. К ним я априори отношусь негативно, и данная история их не касается.

Источник: http://ru-politics.livejournal.com/.html

Почему сносят киоски в москве

Почему сейчас начали массово сносить торговые павильоны в Москве?

Раньше принимать решение о сносе объектов, признанных самостроем, мог только суд. Но в сентябре 2015 года вступил в силу п.4 ст.222 Гражданского кодекса РФ, согласно которому органы местного самоуправления городского округа вправе самостоятельно принимать решение о сносе самовольной постройки, в случае если земельный участок, где возведено строение, был предоставлен для других целей или же если он расположен в зоне с особыми условиями использования территорий. 8 декабря 2015 года правительство Москвы приняло постановление «О мерах по обеспечению сноса самовольных построек на отдельных территориях города Москвы». Оно предусматривает снос объектов, признанных столичными властями самостроем из-за неправильного оформления документов, нахождения на землях общего пользования или на участках с инженерными коммуникациями.

8 февраля истек срок добровольного демонтажа самостроев, поэтому работы по сносу должны были начаться с 0:00 мск 9 февраля, по графику, утвержденному префектурами, объяснял «Ведомостям» заместитель начальника Госинспекции по недвижимости Тимур Зельдич.

Что такое самострой?

Самостроем является любой объект, построенный на земельном участке без согласия собственника, либо тот, что строился с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил, поясняет партнер коллегии адвокатов «Юков и партнеры» Марина Краснобаева. Также самостроем по решению суда может быть признан объект, который несет в себе угрозу жизни и здоровью граждан, отмечает она. По мнению Краснобаевой, если владельцы объектов имеют право собственности на него, решение о сносе может принимать только суд.

Действительно ли эти объекты являются самостроем?

Большинство владельцев попавших под снос объектов не согласны с действиями властей. У них оформлены все документы о собственности, заявлял на прошлой неделе на общественных слушаниях исполнительный директор московского отделения «Опоры России» Сергей Селиверстов. По его словам, объекты были возведены на выделенных городскими властями участках в соответствии с действовавшими на момент их строительства правилами и нормами. «Деловая Россия» проверила 50 адресов из списка и выяснила, что по всем объектам зарегистрированы права собственности. Кроме того, по 27 объектам были вынесены судебные решения об отсутствии самостроя, говорил на заседании председатель отраслевого отделения коммерческого недвижимости «Деловой России» Эдуард Гулян.

Чем московские власти мотивируют необходимость сноса объектов?

Московские власти утверждают, что сносимые торговые павильоны несут угрозу здоровью гражданам в случае аварий или чрезвычайных ситуаций, заявлял в понедельник первый заместитель начальника Госинспекции по контролю за использованием объектов недвижимости Москвы Тимур Зельдич. «Эти объекты стоят на инженерных коммуникациях, а это значит, что они потенциально опасны как сами по себе, так и с точки зрения эксплуатации инженерных сетей. Во-первых, никто из надзорных органов не знает, как строились эти объекты, насколько были учтены соответствующие нормы и правила. Во-вторых, к примеру, при любой аварии теплосети или газопровода аварийные службы будут не в состоянии оперативно устранить последствия просто потому, что им мешает объект самостроя, причем по факту уже капитальный», — сказал он (цитата по ТАСС). Кроме того, демонтажа павильонов добивалось руководство метрополитена, поскольку «объекты, расположенные в технической зоне метрополитена, создают нагрузки на несущие сооружения метрополитена, затрудняют осуществление антитеррористических мероприятий».

Кто попал под этот снос?

Под снос с 8 февраля попали 104 объекта в разных административных округах Москвы, в том числе в Центральном. В списке объектов, подлежащих сносу, как небольшие ларьки, так и крупные торговые павильоны: ТЦ «Пирамида» рядом со станцией метро «Пушкинская», ТЦ «Альбатрос» у «Щелковской», а также торговые ряды у станций метро «Чистые пруды», «Кропоткинская», «Арбатская» и «Улица 1905 года». 97 объектов из 104 снесены или сейчас в процессе сноса, сказал РБК представитель Госинспекции.

Предусмотрена ли компенсация владельцам торговых павильонов за снос объектов?

Согласно постановлению правительства Москвы, после осуществления сноса собственник самовольной постройки может обратиться в префектуру за получением компенсации за снос при условии предоставления документов, подтверждающих прекращение права собственности на снесенную постройку.

Однако практически никто из собственников не стал осуществлять снос объектов за свой счет, рассказал РБК Сергей Селиверстов из «Опоры России». «Снести свой объект значит признать его самостроем, а многие владельцы с этим не согласны», — поясняет он. Снос объектов осуществляет город за свои средства, о последущем взыскании этих денег с собственников речи пока не идет, пояснила Виолетта Серова, координатор инициативной группы владельцев павильонов.

Что мэрия предлагает бизнесу взамен?

Во вторник, 9 февраля, мэр Москвы Сергей Собянин написал на своей странице в социальной сети «ВКонтакте», что бывшим владельцам снесенного самостроя московские власти предоставят возможность построить торговые объекты в других местах «на законных основаниях». Исполнительный директор московского отделения «Опоры России» Сергей Селиверстов и координатор инициативной группы владельцев павильонов Виолетта Серова сообщили РБК, что московские власти пока не предлагали собственникам каких-то конкретных площадок.

Какой ущерб понесли собственники от сноса объектов?

Собственники павильонов предъявят иски за утраченное имущество на сумму более 22 млрд руб., подсчитывал п редседатель отраслевого отделения коммерческой недвижимости «Деловой России» Эдуард Гулян. Он оценивал ущерб городу от сноса объектов в 3,5 млрд руб.: по его оценке, бюджет в течение года недополучит 2 млрд руб. в виде налоговых отчислений, еще 1,5 млрд руб. составят затраты города на судебные издержки.

Источник: http://www.rbc.ru/business/09/02/2016/56b9aa8f9a794748f7628f6a

Зачем в Москве добивают ларьки?

Началось. Этой ночью в Москве произошла серия управляемых погромов. Сразу во многих районах города бульдозеры под прикрытием полиции снесли сотню торговых павильонов возле станций метро.

Что это было? Геноцид малого бизнеса или благо для города?

Шла вчера вечером к метро Чистые пруды, хотела зайти в «Булочки Бриош», домой выпечки на завтрак купить. А там все сносят и посреди всего этого сноса работала лишь шаурма. Но судя по этому фото— ей не долго оставалось. А я в этих магазинчиках еще в 97 году закупалась . при Лужкове. — пишет моя знакомая, Ирина.

Мнения жителей разделились. Кто-то считает это благом, кто-то стонет, что «уничтожают старую Москву», и негде будет купить хлеба.

Гражданская активистка Алёна Попова тоже стала свидетелем сноса магазинов и пообщалась с владельцами уничтожаемых павильонов: Поговорила с людьми. Снесли, например, аптеку у метро, в которую я лично сама 3 дня назад ходила за лекарствами: потому что близко к дому и 24 часа. Встретила как раз Валентина, который этой аптекой и владел. — Так Вас предупредили? — Нет. Нам три месяца назад сказали, что когда-то будут сносить, а когда— не сказали. Мы сидели работали, тут техника приехала и все… Мы еле успели унести вещи. Не все, конечно.

Некоторые пострадавшие от сноса искали защиты у Путина, разместив его портреты, как иконы, на дверях и в витринах.

А на Кропоткинской произошли стычки с полицией, граждане кидались на бульдозер и пытались остановить снос.

При этом я обратил внимание, что торговые ряды, построенные пару лет назад вдоль бульвара, никто даже не думал трогать.Вон они, вдалеке, целые стоят.

Так как вы относитесь к произошедшему? Они же действительно портят вид города. Когда массово снесли мелкие палатки с пивом и сигаретами, Москва стала прекраснее.

А с другой стороны — это тот самый малый бизнес. И людям действительно негде будет купить воды или зарядку для телефона возле метро. Вот как тут быть?

Источник: http://echo.msk.ru/blog/belsasha/echo/

Недвижимость

Город

«У города угнали земельный участок»

Как объясняют московские власти снос ларьков

Начальник московской Госинспекции по недвижимости Сергей Шогуров объяснил «Газете.Ru», на каком основании за ночь в Москве снесли сотню торговых павильонов, почему их владельцы не получат компенсации, а наличие регистрации не спасает от сноса.

— Насколько вообще корректно говорить о «самострое»? Действительно все эти постройки стояли без документов?

— Здесь предельно простая логика. Все объекты, по которым сегодня производился демонтаж, давно выявлены. Мы не отрицаем, что по части этих объектов есть регистрация права собственности, внесенная в ЕГРП. Но если посмотреть на историю развития всех объектов недвижимости, по которым производился демонтаж, то мы найдем несостыковки и пробелы. Изначально префектура выдавала разрешение на размещение не капитальных объектов. Это конец 90-х — начало 2000-х, когда не хватало объектов торговли.

Город выделял земельные участки на короткий период размещения, как правило, это был пятилетний период размещения торговой точки, практически то, что мы сейчас понимаем под нестационарным торговым объектом.

Подробнее:

Почему ночная операция по сносу ларьков ударила по имиджу столицы

Потом под разными предлогами и по разным технологиям на временный некапитальный объект оформлялась запись в ЕГРП. Поэтому многие сегодня говорят о том, что, да, действительно, у меня все в порядке, у меня есть запись ЕГРП, у меня, соответственно, есть даже длинный договор для цели эксплуатации объекта. Но тем не менее этот объект является объектом самовольного строительства. Более того, неоднократно Верховный суд Российской Федерации разъяснял, что запись в ЕГРП, в реестре, не является доказательством законности приобретения права на такой объект и не является препятствием для предъявления требования о сносе самовольно возведенного объекта. Можно привести аналогию с автомобилем. Если человек едет на ворованном автомобиле, но при этом у него есть свидетельство о регистрации автомобиля, данный автомобиль не является ворованным? А если еще свидетельство о регистрации будет не поддельное, а где-то украденный оригинал, то по большому счету никто уже не должен вспоминать, что автомобиль на самом деле ворованный?

— То есть получается, снос происходит на том основании, что московские власти не выдавали разрешение на капитальное строительство для этих объектов, хотя именно как объекты капитального строительства они занесены в ЕГРП?

— Да. Это общегородская территория, там пешеходные зоны, по которым мы ходим вместе с вами, на которых дали когда-то возможность разместить некапитальные объекты. Город никогда бы не разрешил там поставить капитальный объект и не выдал бы соответствующее разрешение.

— Были ли уже примеры, когда из-за таких объектов незаконного строительства возникали аварии?

— Сообщений об авариях техногенного характера, когда прорывает городские сети, в принципе, достаточно. Как они связаны с объектами самовольного строительства, нужно смотреть и анализировать. Главная задача все-таки предупредить возникновение этих рисков, дабы не допустить какую-то техногенную ситуацию, чтобы потом не говорили, что городские власти знали, но не приняли мер.

— Но почему именно сейчас начался массовый снос, если обо всех объектах давно знали?

— В связи с тем что поменяли нормы федерального законодательства, связанные с понятием самовольной постройки. В закон включили соответствующие критерии, позволяющие демонтаж самовольных построек: первое — непредоставление земельного участка для целей строительства, второе — отсутствие разрешения на строительство, третье, соответственно, объект должен располагаться на городских коммуникациях либо в зоне отведения городских коммуникаций. И четвертое — объект должен располагаться в зонах с особым использованием территорий. Это улично-дорожная сеть, особо охраняемые природные территории, места общего пользования. Во исполнение этой нормы федерального законодательства

правительство Москвы 8 декабря 2015 года приняло постановление «О мерах по обеспечению сноса самовольных построек на отдельных территориях города Москвы», определившее порядок действий органов исполнительной власти города Москвы по демонтажу самовольных построек и утвердившее перечень объектов, подлежащих сносу.

Подробнее:

В Москве за ночь снесли десятки ларьков

Некоторые говорят, что уже судились по поводу сноса и выигрывали суды, на каком основании тогда сносятся их объекты? Многие сегодня говорят, что я получил судебное решение о том, что мой объект не объект самовольного строительства. Но тогда действовали определенные нормы. Сегодня, соответственно, вступила в действие новая статья, которая уже позволяет эти объекты демонтировать. Тем более что мы прошли первое судебное заседание в Мосгорсуде, там обжаловался как сам акт на предмет законности, так и рассматривали четыре исковых заявления организаций, в том числе «Пирамиды». По всем были положительные решения в пользу города. Мы сейчас разделяем те судебные решения, которые были раньше, и то судебное решение, которое вынес Московский городской суд, в рамках того, что обжаловали само постановление.

— Пытались ли власти как-то найти компромисс с собственниками? Сейчас много говорят о поддержке малого и среднего бизнеса, к которым большинство объектов «самостроя» относится.

— Мы все обращения, которые поступали, рассматривали. Более того, у нас были встречи с собственниками объектов. Собственники признавали, что у них объект самовольного строительства, когда приезжали к нам с комплектом документов. Они понимали всю логику и историю развития объекта. Но тем не менее обратно цеплялись непосредственно за спасательную соломинку, когда говорили о том, что у нас есть запись в ЕГРП. При этом, еще раз повторюсь, они подтверждали, что да, мы понимаем, что мы объект «самостроя», который из некапитальных в новом формате превратился в капитальный по документам.

— Вы предлагали им, например, возможность открыть новые точки уже на законных основаниях?

— Обратно верну к истории с автомобилем. Предложите вариант решения вопроса в случае, если человек едет на ворованном автомобиле. Считайте, что у города угнали земельный участок.

— За счет каких средств оплачивается демонтаж?

— Если собственником не выполняется требование по добровольному демонтажу, деньги, на которые бы он мог рассчитывать, в части компенсации будут потрачены городом для организации демонтажа.

Хотя мы всех заблаговременно проинформировали, в добровольном порядке осуществляется снос только одного объекта.

Около каждого объекта на весь период, а это с 8 декабря, в течение двух месяцев был выставлен щит. Если даже его собственник куда-либо убирал, префектура выходила и ставила по новой. У нас доходило даже до комичных случаев, когда щиты, в связи с тем что постоянно их убирали собственники, держал сотрудник какое-то время. Привязывали, замками цепляли. Для того чтобы потом люди не говорили, что не были проинформированы. Невозможно зайти в объект, пройдя мимо информационного щита, не прочитав о том, что нужно произвести добровольный демонтаж. Поэтому все передергивания, которые есть сегодня, что мы не знали, нас не предупреждали, носят заведомо ложный характер.

— А как-то оценивалась прибыль, которую приносили городу эти объекты за счет налогов?

— Какие-то объекты платили налоги, по каким-то объектам взималась плата за пользование землей. Но с точки зрения угрозы жизни и здоровью граждан и занятия общегородской территории это разные чаши весов. Если город готов сносить и готов потерять определенную доходную составляющую, то во главу принятия такого решения он ставит непосредственно комфортную городскую среду и безопасность. Самое главное — не допустить угрозы жизни и здоровью граждан.

— Планируются ли дальнейшие сносы незаконных торговых павильонов?

— Для нас это постоянная текущая работа. Поймите правильно, сейчас медиасообщество выдергивает и говорит, что вот снесли. Уже последние два года действует 819-е постановление, в рамках которого уже снесено сегодня практически полторы тысячи объектов.

— Но, наверное, все-таки впервые за одну ночь сразу снесли такое количество «самостроя»?

— Да, более решительно принимаются меры и организовывается работа по борьбе с самостроем и наведению порядка в Москве.

Источник: http://www.gazeta.ru/business/realty/2016/02/09_a_.shtml

Почему сносят киоски в москве

Попробуйте, дорогие мои, пойти на Пушкинскую или на Чистые Пруды и сделать там «самострой». Я с большим удовольствием посмотрю, как у вас получится это сделать.

Как вы фундамент сделаете, земляные работы проведёте, построите всё, подключите к электричеству и канализации, согласовав так называемые «условия подключения». Потом получите разрешение на торговлю в несуществующей самовольной постройке, лицензию на продажу спиртных напитков, кассовый аппарат зарегистрируете, заключите с городской подрядной организацией договор на вывоз мусора и тд и тп.

Получится у вас это сделать незаметно от чиновников и без их участия?

Ладно, пусть не Пушкинская. Вот этот «самострой» у метро Марьино, где я живу, — трехэтажное капитальное строение. Между прочим, самая новая постройка такого плана у метро (мне даже кажется, что его уже в собянинские времена строили). Там находилось два кафе, а значит, было полное подключение к городским сетям.

Самое проходное место у метро. Кто же такой таинственный и могущественный смог построить этот «самострой»?

Так что давайте не будем обманывать себя и не позволим чиновникам морочить нам голову. Это всё не «самовольные постройки коммерсантов», это «постройки правительства Москвы». Может, лужковского, может, собянинского, но точно единороссовско-московского.

Невозможно было это всё построить без бумаг, согласований и взяток, взятых всеми этими существовавшими раньше и существующими сейчас ОАТИ, ИГАСН, АПУ, Москомархитектуры, префектуры, районной управы, Мосэнерго, Мосводоканала и проч и проч.

Именно поэтому на руках у многих владельцев «самостроя» есть все документы и судебные решения в их пользу.

Я ни секунды не сомневаюсь, что ТЦ «Пирамида» на Пушкинской — это чудовищное уродство.

Просто я как москвич требую, чтобы горечь от сноса этого объекта (её, кстати, пока не снесли) с владельцами и арендаторами разделили те чиновники, кто разрешил её строить и потом кормился от этого «самостроя» много лет.

Заявлено, что снесут 104 объекта. Мне дайте, пожалуйста, 104 уголовных дела или административных дела или хотя бы дисциплинарных дела против бывших и нынешних чиновников, разрешивших или «не заметивших» строительство.

Иначе получается, что главный виновный — это бедолага, арендовавший официально существующий магазин, взявший кредит на закупку товара, работавший, создававший рабочие места и выкинутый за одну ночь на улицу вместе со всем, что было в магазине.

Сегодня реально люди стояли и плакали у этого разбомбленного здания в Марьино — они лишились работы в одночасье, а работало там человек 30. На дворе кризис — иди и найди новую работу. Мне эта постройка сильно не нравилась, но ведь это скотство так поступать с людьми и делать их крайними и виноватыми.

Самое отвратительное, что работами по сносу руководят чиновники префектуры и управы — ровно те люди, кто брал взятки за то, чтобы разрешить это строительство.

Вот вам пример из личного опыта. У меня рядом с домом была автомойка, её снесли в «первую волну» — 31 декабря. Вышел из дома утром — мойки нет. Когда её хотели строить, наши два дома протестовали: с десяток митингов провели, дорогу перекрывали, технику на участок не пускали.

Я лично штук двадцать писем написал о том, что строительство незаконное. На каждое письмо получил ответ: всё законно, всё так и должно быть, все правоустанавливающие документы имеются.

Теперь её снесли и это был «самострой». А префект моего Юго-восточного округа, у него в биографии «с 1997 по 2008 год работал в префектуре ЮВАО города Москвы». Они её «законно» построили, они её «законно» сносят.

Отличный стимул развиваться бизнесу в городе Москва.

Ещё важнейшая вещь в этих собянинских сносах: а чего сносят только мелочь? Если уж решили сносить, то сносите весь самострой, всё, что с нарушениями построено.

Самая большая пробка в Москве — пересечение Люблинской улицы и Волгоградского проспекта. В том числе потому, что там «не заметили» такой вот самострой:

Чудовищный и нелепый «надземно-торговый пешеходный переход». Настоящее порождение архитектурного ада. Его лепили без документов. Когда я на выборах 2013 года, выступая в том районе, говорил о переходе как символе коррупции, уничтожающей городскую жизнь, на встречи приходили специальные местные единороссы, кричавшие: Навальный врёт, решение принято, переход снесут.

Построили с нарушениями, но заплатят штраф и всё будет хорошо.

Что же так-то? Одних снести за ночь в режиме спецоперации, другим можно просто заплатить штраф.

Из-за этого перехода не смогли построить нормальную дорожную развязку в этом месте. Вреда он приносит больше, чем все палатки вместе взятые, но останется стоять.

Очень похоже, что сносят просто тех, кто не в состоянии занести в мэрию достаточно крупную сумму денег.

Много лет стояло, а тут стало «опасным для москвичей»:

Правильно Клычков из Мосгордумы пишет: незаконных торговых центров огромного размера в Москве море. Сноси — не хочу.

Сергей Семенович, а можно продолжить историю со сносом и снести несколько торговых центров и ТПУ? Адреса я готов предоставить

— Клычков Андрей (@kly4kov) 9 февраля 2016

Только никто не спешит. Давайте глянем документы на ТЦ «Европейский» на Киевском вокзале.

Или на «Атриум» на Курском.

Или посмотрим, что за урода строят на площади Павелецкого вокзала, забирая у москвичей общественное пространство.

А вот ещё самый главый вид не только Москвы, но и России. Национальное достояние:

Его изуродовало одно из омерзительнейших московских зданий, там сейчас Свисотель «Красные Холмы». Давно пора снести, хотя бы верхние этажи.

Всё незаконный самострой, просто его делают люди, располагающие возможностью «решать вопросы».

Я считаю, что здесь должен быть единый подход: никаких внесудебных и внезапных сносов. За каждым незаконно построенным зданием есть чиновник, несущий за него ответственность. Сначала отменяем решения чиновников, привлекая их к ответственности. Потом идём в суд с требованием сноса. Либо выкупаем собственность по рыночной цене у владельца, а потом сносим, как это во всём мире происходит.

Важнейший вопрос, о котором нельзя забывать: а есть гарантии того, что на этих местах не будет построено что-то новое. «Законное». Ведь получится как с палатками в переходах метро. Сначала сказали, что они — террористическая угроза, снесли, а сейчас уже другие люди строят такие же. Мэрия Москвы должна чётко гарантировать, что земельные участки под снесенными строениями навсегда останутся пустыми.

Ну и последнее, хотя не наименее важное. А еду-то где покупать, особенно жителям центра? Город это ведь не улица и дорога. Это место, где ты купил водички, мороженое, сигарет, сосисок. У тебя есть маршрут и удобная рутина жизни: здесь ты пьёшь кофе, здесь ешь шаурму.

Вся торговля загоняется в огромные центры — да, на этом отлично зарабатывают крупные ритейлоры, но нам разве это хорошо? Это делает город лучше? Помним Москву 80х годов: большие пустые площади и километровая очередь, чтобы воды газированной купить.

Снос киосков должен сопровождаться кардинальными мерами по передаче в реальную городскую жизнь первых-вторых этажей домов. Уведомительный порядок перевода жилого в нежилое. Типовые проекты и быстрые разрешения рубить отдельные входы на улицу — подъезды не годятся. Схемы разрешения конфликтов и компенсаций для тех, кто живёт выше и не очень рад обнаружить в квартире под собой кафе. Ничего этого нет, никаких планов на этот счет нет.

Такое впечатление, что мэрии просто нужно срочно решить вопрос наполняемости арендаторами сетевых торговых центров, испытывающих финансовые трудности.

Резюме: методами беззакония, лицемерия, лжи и мутных схем город не улучшишь. Зато многим людям станет хуже.

Источник: http://navalny.com/p/4716/

Собянин объяснил москвичам, почему власти массово сносят ларьки

21:52, 17.02.2016 // Росбалт, Москва

Мэр Москвы Сергей Собянин объяснил в своем официальном аккаунте «Вконтакте» снос незаконных объектов самостроя в столице их опасностью для жизни и здоровья жителей столицы.

По его словам, «эти ларьки-пирамиды действительно угрожают вашей жизни, вашему здоровью и жизни наших с вами детей и родителей». «Когда, не приведи Бог, какая-нибудь пирамида рухнет на головы горожан, с нас справедливо спросят: „А где вы были раньше?“ Мы этого будем ждать? Не будем!», — пообещал он.

Собянин объяснил, что с владельцами подобных строений власти пытались договориться не один год. «Абсолютно бесполезный процесс. Среди так называемых собственников есть и лица, связанные с криминалом. Как с ними можно договориться?», — недоумевает мэр.

«Мы будем и дальше последовательно помогать честным предпринимателям, уважающим закон и работающим на благо города и горожан. Владельцы снесенных построек прекрасно знают, как они получали разрешения и другие документы. Никакого отношения к законному предпринимательству это не имеет. При этом мы готовы — уже на законных основаниях — помочь предпринимателям найти новые площадки для ведения бизнеса и строительства новых объектов», — добавил он.

В ночь на 9 февраля в Москве начался снос торговых павильонов, которые, по утверждению городских властей, были незаконно построены в местах прохождения газопроводов, теплосетей, электросетей и других коммуникаций.

КПРФ и ЛДПР просят мэра Москвы и Генпрокуратуру объяснить снос ларьков

Разобраться в вопросе массового сноса киосков и торговых павильонов в Москве решили сразу две парламентские партии — ЛДПР и КПРФ. Лидер коммунистов Геннадий Зюганов заявил, что партия поручила курировать этот вопрос московским депутатам. А вице-спикер Госдумы от ЛДПР Игорь Лебедев и глава думского комитета по делам общественных объединений Ярослав Нилов (ЛДПР) обратились с запросом в Генпрокуратуру и попросили привлечь к ответственности чиновников, выдавших ранее разрешения на строительство киосков и павильонов.

Геннадий Зюганов подчеркнул, что кампания по сносу ларьков производит на него «удручающее впечатление». «Люди работают, строят. Если бы снесли и сказали: “Вот тебе отличный павильон, вот тебе низкий тариф, вот тебе подключенная электроэнергия, рабочее место” — это один вопрос. А когда приходят, поломали, выгнали на улицу, работы нет, денег нет, и озлобляют людей»,— отметил коммунист. По его мнению, такая ситуация может «кончиться плохо».

Почему в Москве сносят торговые палатки и киоски

Депутат Госдумы от КПРФ, руководитель столичного горкома Компартии Валерий Рашкин попросил Генпрокуратуру проверить законность сноса торговых павильонов у станций метро. По его мнению, есть основания полагать, что во время сноса торговых павильонов были допущены нарушения прав предпринимателей. «В частности, СМИ сообщают об отказах представить юристам и собственникам торговых павильонов документы, на основании которых должен производиться снос построек»,— отмечает коммунист в запросе на имя генпрокурора Юрия Чайки. По его словам, у собственников павильонов есть «документы на право собственности, что означает, что лишить их собственности можно было только по решению суда». Господин Рашкин просит Генпрокуратуру проверить, были ли надлежащие правовые основания для сноса павильонов, а также проверить, что сделало правительство Москвы, чтобы возместить убытки предпринимателям, которые арендовали снесенные ларьки или владели ими. Кроме того, Валерий Рашкин просит Генпрокуратуру установить, насколько законны были действия властей и полиции в ходе сноса павильонов, и проконтролировать дальнейшее использование освободившихся территорий.

Аналогичный запрос господин Рашкин направил и мэру Москвы Сергею Собянину. Он просит градоначальника сообщить, имелись ли нормативные акты для сноса павильонов, объяснить, зачем было их демонтировать, и рассказать, как будут возмещены убытки собственникам и арендаторам. Запрос о правомерности сноса ларьков пообещал направить мэру и депутат Госдумы от КПРФ Владимир Родин, входящий в состав думского комитета по собственности.

Ларьки снесут вместе с документами

Провести тщательную проверку всех торговых павильонов, которые были признаны самостроем, подлежащим сносу, призвал и первый зампред ЦК КПРФ Владимир Кашин. По его мнению, новый этап сноса ларьков может свидетельствовать и о том, что «под торговые сети загоняется все и вся и опять ограничивается наш отечественный товаропроизводитель и малый бизнес».

Игорь Лебедев и Ярослав Нилов (оба из ЛДПР) попросили прокуратуру привлечь к ответственности чиновников, выдавших соответствующие разрешительные документы (на строительство и подключение к электросетям, канализации и водоснабжению), что впоследствии привело к объявлению этих строек якобы незаконными, а также угрожающими безопасности станций метрополитена и коммуникаций. Сергея Собянина депутаты просят проверить чиновников, которые ранее согласовали документацию «на предмет пребывания их в настоящее время на различных должностях» в правительстве Москвы. Если подобные факты вскроются, то, считают депутаты, такие сотрудники должны быть «немедленно уволены». «Сначала дали разрешения, граждане вложили свои средства, а после этого постройки объявили незаконными. Налицо материальный и моральный вред»,— сказал «Ъ» Ярослав Нилов.

Подземную торговлю загнали за квартал

В ночь на 9 февраля в разных районах Москвы начался снос торговых киосков, ларьков и павильонов, признанных столичным правительством потенциально опасным самостроем. Соответствующее решение было принято правительством Москвы в декабре 2015 года. В списке на снос оказались 104 объекта, среди которых торговый центр «Пирамида» на Тверской и торговые точки у центральных станций метро, в частности у станции «Чистые пруды». Ранее владельцы павильонов обращались к генпрокурору и мэру Москвы с просьбой не допустить их сноса. Первый заместитель начальника Московского метрополитена Юрий Дегтярев, в свою очередь, заявил, что подлежащие сносу объекты создавались с нарушением строительных норм и правил.

При этом юрист Фонда борьбы с коррупцией Любовь Соболь утверждает, что именно господин Дегтярев курирует снос торговых павильонов в Москве. Как сообщил ей анонимный источник, после сноса всех построек будет объявлен конкурс на новую архитектурную концепцию, в котором победит «МосгортрансНИИпроект», а затем под «титулом реконструкции и благоустройства прилегающей территории построят новую торговлю».

Источник: http://www.kommersant.ru/doc/

admin

View more posts from this author
×